Внутренние и внешние аспекты радости

Глава «Везот аБраха» завершает свиток Торы. В честь окончания цикла чтения Торы устраивают веселье, как об этом пишет Рамо (в примечании на кодекс законов — Шулхан арух п.469, и поясняется в книге «Мишна брура»). Последний праздничный день называют «Симхат Тора» из-за того, что радуются в этот день в честь Торы. Делают праздничное застолье в честь окончания чтения Свитка Торы. Заканчивающий свиток Торы, называется «хатан Тора» — жених Торы, а тот, кто начинает вновь цикл чтения отрывком из главы Берейшит, называется «хатан Брейшит» — жених Начала Творения.

Вопрос напрашивается сам собой: почему, постановили заканчивать цикл чтения Торы и радоваться этому в праздник «Шмини ацерет», завершающий праздник Суккот? Ведь существует заповедь радоваться празднику, а из стиха, предписывающего эту заповедь «и радуйся празднику своему», толкуют мудрецы, что запрещено примешивать к радости праздника другие виды радости, так как необходимо радоваться именно празднику, а не чему-то другому. Например, из-за этого запрещено делать свадьбы в праздник, чтобы не смешивать два вида радости: радость праздника, с радостью свадьбы. Так толкуют мудрецы: «радуйся празднику своему» — «но не жене своей». И наоборот, отдельно предписано посвятить жене дни радости, как сказано: («Шир аширим» 3:11) «выйдите и посмотрите дочери Циона на царя Шломо, на венцы, которыми увенчала его мама, в день свадьбы его, в день радости сердца его». Необходимо понять: почему здесь, нет запрета смешивать два вида радости? Автор книги «Керен ора» (в комментарии на трактат «Моэд катан», 8) отметив это, делает только вывод, что точно так же и в Холь-аМоэд («будни праздника», дни посредине праздника) можно делать праздничное застолье, посвященное окончанию трактата Талмуда, не боясь нарушить запрет смешивать радость праздника, с радостью Торы. Но тем не менее, необходимо разобраться в сути вопроса: почему в этом случае нет запрета смешивать два вида радости?

Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо пояснить в чём заключается радость праздника, а также то, в чём же заключается радость Торы, и почему их совмещение уместно.

Рамбам (законы Праздников, 6:17-18, 20) пишет, что «в праздник человек обязан быть радостным и с хорошем сердцем, он сам, его дети, и жена его, и все домочадцы, и все, кто связан с ним. Как сказано: «и радуйся в праздник свой»… Каким образом? Маленьким детям дает орехи и сладости, жене покупает достойные её одежду и украшения, в соответствии со своими материальными возможностями, мужчины едят мясо и пьют вино, так как они доставляют радость… Суть заповеди в том, чтобы в радости служить Всевышнему».

Это внутреннее ощущение радости от близости со Всевышним в сердце, поэтому мясо, вино и прочие вещи — это всего лишь способы пробудить радость в сердце, подчеркивается в книге «Эмек Браха» (стр. 126) от имени Рава из Бриска.

Необходимо отметить, что хотя здесь (в законах праздника) Рамбам написал, что эта радость необходима для служения Всевышнему, однако, в другом месте (законы Лулава 8:12-15) сам Рамбам называет «веселье с игрой на музыкальных инструментах, песнями и танцами» — великим служением. Вот, что он пишет (о «симхат бейт ашоева»): «несмотря на то, что во все праздники есть заповедь радоваться, в праздник Суккот, в Храме, происходило ещё большее веселье. Как сказано: «и радуйтесь перед Всевышним Б-гом вашим семь дней» (перед Всевышним, то есть в Храме)… Каким образом происходило это веселье? …Танцевали и пели… Веселье это, которым веселился человек при исполнении этой заповеди и любви к Б-гу, который заповедовал её — это служение великое…».

Автор книги «Эмек Браха» (вопросы радости праздника, стр.108) пишет, что в Симхат Тора, веселье в честь Торы — это веселье, проявляемое снаружи, в танцах и песнопениях, поэтому веселясь в честь неё, человек всё ещё не выполняет заповедь радоваться празднику. И несмотря на то, что веселье в честь Торы не только внешнее, но и внутреннее, поскольку Тора называется «веселящая сердце», тем не менее, заповедь, радоваться в праздник не выполняется за счет этого. Для выполнения заповеди радоваться в праздник, веселья в честь Торы не достаточно. Поскольку в праздник необходимо быть не только весёлым, но и с хорошем сердцем, то есть основной этой заповеди является не просто веселье в сердце и в поступках, а ощущение, радости и хорошего настроения в сердце. Веселье даже если оно в сердце — более внешнее, чем ощущение радости в сердце, которое более внутреннее.

С помощью этого можно объяснить то, почему здесь нет смешивания двух видов радости: так как одно, в основном рассчитано на внутренние ощущения, а другое, является более внешним. В отличие от запрета смешивать радость праздника с радостью свадьбы, где оба вида радости накладываются друг на друга, так же и во внутренних ощущениях.

Подобной идеей, то есть внутренним и внешним аспектами, можно объяснить так же и то, почему сразу же вслед за завершением свитка Торы, и последних ее слов о величии пророчества Моше, мы начинаем вновь читать главу «Брейшит», рассказывающую о Сотворении мира. Так как благодаря Моше, Всевышний сделал явные чудеса при выходе народа Израиль из Египта — чудеса внешние, но благодаря этому мы понимаем о существовании чудес внутренних, скрытых, заключающихся в том, что существование мира постоянно обновляется и поддерживается Всевышним. И каждое мгновение с момента завершения Творения, оно постоянно обновляется и поддерживается Творцом его существование.

Именно так объясняется в книге «Ктав софер», как конец Торы соединяется с её началом: «не встал более в Израиле пророк, подобный Моше» — именно потому, что благодаря Моше евреи обрели веру, и при выходе из Египта им открылось, что Б-г — Создатель мира, который может менять его природу по своему усмотрению. Этого удостоились благодаря Моше, а он сам, узнавший это первым, в последствии удостоился высочайшего уровня, и «познал Б-га лицом к лицу». Благодаря Моше, посредством которого Всевышний сделал чудеса в Египте, стало ясно всему Израилю, что «в начале создал Б-г небо и землю». И «не встал более такой пророк, как Моше», способный соединить конец Торы с её началом.

Кроме того, в свете вышесказанного, можно пояснить так же и то, почему при выносе свитка Торы, в Шмини ацерет, в отличие от других праздников, не произносятся 13 качеств милосердия Творца? Возможно, что причина в том, что этот праздник отличается от других тем, что кроме внутреннего ощущения радости и веселья, в нём присутствует так же внешний аспект веселья, за счёт веселья в честь Торы, поэтому это время, не подходящее для взывания к качествам милосердия.

Вас также может заинтересовать:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *