В ногу со временем?

Должен ли иудаизм идти в ногу со временем? Должна ли Тора подстраиваться под актуальные идеи современности, или игнорировать их как проходящие? Вокруг ответа на эти вопросы происходило и происходит немало споров. Есть утверждающие, что иудаизм определяется духом временем и попытка размежевания этих двух понятий грозит катастрофой. Потеряв актуальность, по их мнению, Тора перестанет быть «Торой жизни». С другой стороны, есть те, кто настаивает на необходимости полной изоляции Торы от новомодных веяний. Для них Тора является «Торой жизни» по определению, а все, что не соответствует ей лишено жизненной силы и, подобно дереву Йоны, «за ночь появилось, и за ночь пропадет».

В последнее время вопрос этот приобрел еще один аспект, связанный с тем, что большинство евреев не являются соблюдающими. Совершенно очевидно, что необходимо прилагать усилия для того, чтобы соблюдение Торы стало частью жизни как можно большей части еврейского народа. Вопрос как этого добиться? Можно ли и нужно ли делать иудаизм более привлекательным в глазах отошедших от него? Есть ли нужда в формировании нового язык иудаизма, понятного современному человеку. Языка, не только подходящего для диалога, но и обладающего способностью естественным образом стать родным для возвращающихся к иудаизму.

А может быть, по настоящему вернуть людей к иудаизму можно только показав им насколько проходящими являются идеалы современности на фоне идеалов Торы, неподвластных времени. Возможно, что именно стабильность и нерушимость моральных и философских ориентиров — это то, чего так не хватает современному человеку ошеломленному и опустошенному постоянной погоней за новым. Вместо того, чтобы изобретать новый язык, который, по определению, должен будет постоянно изменяться, не лучше ли будет научить человека, далекого от иудаизма человека языку, на котором евреи говорили на протяжении поколений?

В этой статье мы попробуем еще раз разобраться в этом вопросе.

Сама постановка вопроса предполагает, что существуют две системы движущиеся параллельно: время и иудаизм. Подобно стрелке часов, не стоящей на месте, идеи и идеалы претерпевают изменения. То, что занимало умы человечества вчера, сегодня кажется тривиальным и архаичным. В большинстве случаев ценность идей прошлого видится лишь в их влиянии на современность.

В попытке модернизировать иудаизм мы рискуем начать относится к опыту предыдущих поколений как к пройденному этапу. Какое отношение к современности имеют средневековые труды по философии иудаизма? Чем может помочь современному человеку изучение мировоззрения мудрецов трехсотлетней давности? Ценность прошлого для нас ограничивается его влиянием на формирование нашего современного, более совершенного мировоззрения.

Такой взгляд предполагает, что современное тождественно с более совершенным. Но так ли это на самом деле? На первый взгляд, наш опыт утверждает обратное. Чем более идея соответствовала «духу времени» вчера, тем более нелепой она выглядит сегодня. Однако было же время, когда то, что мы сегодня отвергаем казалось наивысшим достижением человечества.

Последнюю идею можно проиллюстрировать на примере модной одежды. То, что было последним писком моды двадцать, тридцать лет назад сегодня вызывает смех и недоумение. Мы не понимаем куда смотрели люди, не стеснявшиеся одевать брюки клеш, или пиджаки с огромными накладными плечами. Но ведь было же время, когда такая одежда была не просто приемлема, но и положительно влияла на самоощущение человека, одетого в нее.

Подобным образом можно посмотреть и на искусство. Есть множество художников, считавшихся в свое время модными, которые оказались совершенно забытыми последующими поколениями. В лучшем случае, они интересны нам как зеркало своей эпохи. Их произведения не вызывают у нас никаких эмоций за исключением, пожалуй, вежливого любопытства. С другой стороны нередко именно те, кто не заслужил признания современников становится в последствии центральными фигурами в мировом искусстве. Так, например, произошло с Эль Греко и Ван Гогом.

На мой взгляд, аналогия с искусством может помочь нам глубже понять поставленную нами проблему. В жизни художника искусство занимает гораздо большее место, чем ремесло в жизни ремесленника. Художник живет своим искусством, вся его деятельность так или иначе связана с ним. В момент написания картины художник движим желанием дать выход своим внутренним силам. К творчеству его побуждает не внешняя необходимость, а само его существо.

Произведение искусства, таким образом, является кульминацией всей жизни художника, и значимость его выходит за рамки техники, композиции и цвета. В произведении искусства находит отражение сама сущность человека, создавшего его.

Именно поэтому, по настоящему великие произведения искусства находятся вне времени. Они могут говорить на языке своего времени, но понять их послание можно вне зависимости от языка или эпохи. Их послание универсально, поскольку оно резонирует с тем, что делает человека частью человеческого рода. Послание это одинаково понятно людям разного возраста, образования и социального положения потому, что обращено к части нашего «я», общей для всего человечества.

Не случайно настоящие ценности называются «неподвластными времени». Находясь вне временных рамок, они всегда остаются современными.

В этом смысле, служение Творцу подобно, леавдиль, искусству.

Идеальное служение Творцу должно быть неразрывно связано с самой сущностью человека. Тора должна стать стержнем всей жизни еврея таким образом, чтобы всякая его деятельность вела к исполнению воли Всевышнего. В этом смысле Тора не может быть средством достижения какой-то цели, она должна стать целью, к которой ведет все остальное. Эта идея называется на языке Торы: «авода лишма» (служение, ставящее своей целью само себя). Служа Всевышнему таким образом, еврей не руководствуется сторонними соображениями. Такое служение исходит изнутри и является выражением всех его душевных сил.

Такое положение вещей, на самом деле, совершенно естественно. Действуя в ответ на внешние влияния, человек не является по-настоящему свободным. Вместо того, чтобы быть инициатором своих действий, он лишь реагирует на происходящее вне его. Вместо того, чтобы вести, он становится ведом. Соответственно, такие действия не могут по настоящему отражать его внутренне желание. Только отбросив все сторонние соображения, человек может по-настоящему проявить себя как независимое создание.

(Необходимо оговориться, что такая степень служения, являясь идеалом не отрицает ценности служения, ставящего своей целью что-либо кроме самого себя. Именно об этом сказали мудрецы (Псахим 50б): «Человек всегда должен заниматься Торой и исполнением заповедей не во имя служения, поскольку таким образом он придет к служению во имя служения».)

Таким образом, связь Торы с самой природой человека — это то, что делает ее актуальной. Отрывок Торы, в котором Йосэф открывается братьям понятен нам, не смотря на то, что события, описанные в нем произошли более трех тысяч лет назад. Подобным образом, идеалы Торы, являясь неразрывно связанными с человеческой природой сохраняют свою актуальность все время существования человечества. Следовательно, служение Всевышнему в своей основе не может находится под влиянием того, что отличает одну эпоху от другой.

Вас также может заинтересовать:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *