Как Нацив не стал подмастерьем

Рав Нафтоли Цви Еуда Берлин — был одним из величайших раввинов конца девятнадцатого века. Гениальность Нацива была феноменальной, а книги его — поразительно глубоки и оригинальны.

Одна из книг, которую написал Нацив — это «Аэмек Шеэла» — комментарий на «Шеильтот рав Ахай Гаон». Когда книга увидела свет, Нацив устроил праздничную трапезу, на которую пригласил своих друзей и учеников. Один из присутствующих поинтересовался, в чем причина особенной радости Рава.

Чтобы ответить на вопрос Нацив начал рассказ со своего детства.

В детстве Нафтоли не хотел учить Тору. Родители его перепробовали всё: его уговаривали, ему обещали подарки, его переводили от меламеда к меламеду, но ничего не помогало. Чем больше усилий прикладывали родители, тем яснее им становилось, что будущее Нафтоли лежит вне изучения Торы.

Однажды вечером Нафтоли возвращался домой и услышал, как его отец говорит матери, что им придется отдать сына в подмастерья. «Я не вижу другого выхода, мы сделали всё, что было в наших силах», — говорил отец: «нам остается только решить к какому ремеслу у него есть больше способностей».

Нафтоли был в ужасе. Как случилось, что дело дошло до этого, неужели он настолько безнадежен. Неужели его родители считают, что всё, на что он способен — это быть ремесленником.

Весь в слезах Нафтоли вбежал домой и стал умолять родителей не отдавать его в подмастерья. Он обещал исправиться, обещал начать учится в полную силу, говорил, что будет стараться, только пожалуйста не нужно забирать его из хейдера. С того дня Нафтоли начал учиться как положено и в конце концов стал главой ешивы в Воложине.

«Представьте себе», — продолжил Нацив: «что я не стал бы умолять родителей оставить меня в хейдере. Очень может быть, что я стал бы неплохим портным или столяром. Без сомнения я остался бы соблюдающим евреем, я посвящал бы свое свободное от работы время изучению Торы, дети мои тоже выросли бы соблюдающими евреями.

Однако, через 120 лет, когда на Небесном суде меня спросили бы, почему я не написал комментарий на «Шеильтот», что бы я ответил? Сейчас, после того как я взялся серьезно за изучение Торы и удостоился написать комментарий на «Шеильтот», разве нету у меня повода для радости?»

Слова Нацива демонстрируют нам, что от человека требуется по крайней мере то, на что он максимально способен. Еврей обязан полностью реализовать свой потенциал в том, что касается изучения Торы.

Интересно отметить также, что раньше, даже дети понимали, что изучение Торы — это дело гораздо более важное, чем изучение ремесла.

Вас также может заинтересовать:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *