О «Гимель Тамуз»

Современное общество одержимо идеей даилога. Считается, что диалог способен решить любые проблемы. Есть, однако, одна проблема, которую диалог решить не способен. Проблема поиска партнера для диалога.

Для того, чтобы найти партнера, крайне важным считается найти «умеренных», или «вменяаемых» представителей проблемного лагеря. С умеренными проще договориться, поскольку они уже как бы и так, одной ногой за нас.

Такая ситуация прослеживатеся и в разговорах о Хабаде. Почему-то считается крайне важным решить вопрос о машихистах. Является ли большинство хабадников не-машихистами, или нет? Мучительно муссируется вопрос о том, кто сегодня мейнстрим в Хабаде, машихисты, или нет.

В основе всей этой канители лежит ошибочное видение хабадского мировоззрения. Думать будто бы в Хабаде есть некая основополагающая доктрина, в которой мессианская идея и вопрос о мессианстве ребе являются лишь одной из составляющих, является грубой ошибкой.

В современном Хабаде нет ничего, кроме мессианской идеи. Все остальное играет лишь служебную роль. Поэтому вопрос о том, был ли ребе Машиахом, или нет, лишен для хабадников всякого смысла. Ребе не является неким отдельным элементом в мировоззрении Хабада. Хабад и ребе — это одно и то же.

Более того, существование еврейского народа и вообще невозможно без ребе. На протяжении своей карьеры руководителя Хабада, ребе многократно и подробно говорил о своем месте в мироздании. Любой хабадник знает, что последний ребе олицетворял собой сфиру Малхут. Для хабадников очевидно, что весь еврейский народ является единым целым, обладающим душой. Душа эта, ни кто иной, как глава Хабада.

Разве можно представить себе человека, продолжающего жить без души? Как можно говоить о дереве сфирот, без самой нижней его сфиры — Малхут? Все это полный абсурд и невообразимая глупость. Р. Ицхак Гинзбург очень точно выразился по поводу данной ситуации. Его слова сводятся к том, что мы не можем точно объяснить как и почему, но ребе остается тем же кем и был до смерти.

Не составит особого труда убедиться в том, что любые обсуждения мессианства ребе в Хабаде касаются исключительно тактики и не затрагивают ни теологию, ни мировоззрение. Теологию и моровоззрение, центральной и основополагающей фигурой которой является последний ребе Хабада.

Вас также может заинтересовать:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *