Эспед

 

А ты, сын человеческий, вздохни с разбитым сердцем и горько вздохни перед глазами их. И когда скажут тебе: «О чем ты вздыхаешь?» — и скажешь ты: «О пришедшем известии,» — и всякое сердце замрет и все руки опустятся…

Йехезкель (21, 11)

Известие о разрушении Храма настолько поразило пророка Йехезкеля, что он не знал как сообщить об этом народу, поэтому Всевышний сказал ему: «А ты, сын человеческий, … горько вздохни перед глазами их.» Йехезкелю не нужно было ничего говорить, просто выйти перед народом и вздохнуть. И тогда, в ответ на вопрос: «О чем ты вздыхаешь?», ему нужно было просто сообщить известие о разрушении Храма, и тогда у слушающих сами-по-себе опустятся руки и замрут сердца. Непостижимой тяжести известия было достаточно для того, чтобы произвести неизгладимое впечатление на всех, кто его услышал.

Нас постигло страшное горе, один из наших братьев погиб вместе со своим сыном в один день и в один час. Молодой человек, который только начал строить семью, погиб от рук террористов вместе со своим сыном, которому еще не исполнился год, оставив после себя беременную вдову. Одно это известие не может ни оставить никого равнодушным. Это кажется невозможным, но чем больше мы узнаем о происшедшем, тем труднее осознать всю его тяжесть.

Ашер, с детских лет все замечали в тебе особенное благородство души. Взрослея ты не только не потерял это качество, но оно превратилось у тебя в удивительную скромность и готовность поступать в соответствии с тем, что ты считал правильным. Не было вещи, которая смогла бы свернуть тебя с верного пути.

Когда ты, Ашер, пошел в ешиву, то ты полностью посвятил себя изучению Торы. Даже приезжая домой, ты оставался полностью погруженным в нее. Твоим стремление всегда было жить по Торе и быть истинным служителем Всевышнего. Одним из аспектов этого служения ты видел борьбу за заселение Святой Земли.

Как характерно было, что твои убеждения не замедлили перейти в действия. Вскоре все твое свободное время ты посвящал поддержке новых поселений. При этом, с особой мудростью, ты следил, чтобы твоя деятельность не повредила твоему занятию Торой. Твои убеждения привели тебя, в конце концов, на крышу синагоги в Кфар Даром. Как одному из арестованных там, тебе было сообщено, что ты не сможешь служить в Армии Обороны Израиля.

Ты не подавал виду, но мы знали, что тебе очень тяжело было переварить происшедшее. Еще тяжелее для тебя было то, что ты не сможешь стать защитником Израиля. Однако как всякие обещания политиков и это оказалось пустым и ты смог стать одним из первых учеников ешивот эсдер, которых призвали во флот. Само собой разумеется, что ты взял на себя ответственность за соблюдение кашрута на корабле. Помимо всего, что ожидалось от тебя как от солдата военно-морских сил, ты еще и занимался тем, что следил за соблюдением законов Торы.

Человеческий разум не может переварить, что такой человек как ты, может вдруг уйти от нас, оставив нам только скорбь.

На твоем обручении я говорил о качестве ответственности, присущем тебе. Ты ощущал, что мир висит на волоске и от каждого твоего действия зависит не только твоя судьба, но и судьба всего мироздания. Это качество было характерно тебе не только при жизни, но и в смерти.

Твой сын, Йонатан Элия, не умер из-за своих грехов. Подобно твоему сыну и твоя смерть не могла быть следствием греха. Ашер, ты и твой сын, оба вы — искупительная жертва народа Израиля. Вы приняли на себя миссию заставить замолчать Обвинителя еврейского народа. Благодаря вам, Сатан, он же йецер ара, он же ангел смерти не сможет принести вред сыновьям Израиля. Мы никогда не узнаем какую катастрофу предотвратила ваша жертва, но в наших силах сделать так, чтобы она не оказалось бессмысленной.

Мы еще можем измениться, еще не поздно пробудиться от спячки и изменить что-то в нашей жизни. Если нас не пробудил шофар, в который трубят в месяц Элуль, то эта страшная трагедия не может никого оставить равнодушным.

Ашер пускай твоя душа и душа твоего сына, Йонатана, будут находиться перед Престолом Всевышнего, где вы, увенчанные коронами, сможете наслаждаться Его Светом.

P.S.

Как жаль, что похороны такого скромного человека как Ашер, который всю жизнь избегал излишнего внимания к себе, стали трибуной для политиков и центром внимания средств массовой информации.

Вас также может заинтересовать:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *