О последователях Эйсава

Тора рассказывает о душах, которые Авраам «сделал» в Харане. В связи с простым пониманием сказанного речь идет о приобретении рабов. В Святом языке слова «приобретение» и «создание» являются близкими по смыслу. С другой стороны мудрецы в Мидраше, говорят, что речь идет о людях, которых Авраам и Сара приблизили к служению Всевышнему, то, что мудрецы в данном контексте называют «гиюр». В связи с этим комментарием мудрецов возникает вопрос: куда исчезли эти люди, на которых оказал такое влияние Авраам? А они на самом деле исчезли, ведь на горе Синай получили Тору только потомки Яакова.

Очевидно, что комментарий мудрецов не отрицает прямой смысл сказанного в Торе. Другими словами подобно рабам, приобретенным Авраамом, люди принявшие на себя служение Творцу присоединились к его стану. После смерти Авраама, они и их потомки остались с Ицхаком. Судя по тому, что Яаков пришел к Лавану с пустыми руками, все рабы и спутники Ицхака остались с ним и Эйсавом.

Таким образом, скорее всего, те четыреста человек, которых вместе с Эйсавом так опасался Яаков и были потомками людей, так или иначе, присоединившихся к Аврааму в Харане. При этом у Яакова не было особых сомнений в том, что эти люди будут делать то, что им говорит Эйсав вплоть до нападения на стан Яакова. На эту мысль может навести нас также и схожее количество военнообязанных в стане Авраама — 318 и Эйсава — 400.

Что можно заключить из такого развития событий? Возможно Эйсав не был явным идолопоклонником, и смог склонить последователей отца в свою сторону. На эту мысль нас может навести также мидраш, объясняющий любовь Ицхака к Эйсаву тем, что тот вел себя перед ним как крайне богобоязненный человек.

Возможно также, что эти люди, попавшие под влияние Авраама не смогли успешно передать своим потомкам идеи, так повлиявшие на них.

О пророчестве. Опасения Яакова

Всевышний обещал (Берешит 28, 15) Яакову охранять его, однако перед встречей с Эйсавом, Яаков молил Всевышнего (Берешит 32, 12) спасти его от брата, поскольку опасался, что заслуг его будет недостаточно для этого.

Необходимо объяснить, чего боялся Яаков, ведь Гемара говорит (Брахот 7а), что «все сказанное Всевышним, даже если было обусловлено, сбывается».

Рабейну Крескас говорит, что предсказанное Всевышнего является следствием его знания причинно-следственных связей, которые в конце концов приведут к исполнению пророчества. Пророк же не знает какие именно причины являются залогом осуществления пророчества, поэтому ему следует прилагать все возможные усилия для того, чтобы пророчество сбылось.

Яаков, которому была обещана безопасность, не мог знать что именно станет причиной его спасения от Эйсава, поэтому ему было необходимо прилагать все возможные усилия для этого. Как сказали наши Мудрецы, благословенной памяти, Яаков «послал подарки, приготовился к войне и помолился», то есть сделал все возможное, чтобы его спасение от Эйсава стало реальностью. Вполне возможно, что Всевышний предсказал спасение Яакова поскольку знал, что тот будет усердно молится, или пошлет подарки, или будет готов к войне, однако Яаков, который не мог знать этого, должен был сделать и то и другое и третье, чтобы создать причины своего спасения.

Таким образом сказанное (Берешит 32, 8): «И испугался Яаков очень и стало страшно ему…» нужно понимать как осознание Яаковом опасности, в которой он находится, для достижения наибольшей сосредоточенности в молитве. То есть страх Яаков не был следствием недостаточной уверенности в обещании Всевышенего, а средством придания наибольшей эффективности его молитве.

О причинах происшедшего с Диной

В парашат Ваишлах Тора рассказывает, что Яаков поселился в окрестностях Шхема и приобрел участок земли, на котором был раскинут шатер его, у сыновей местного правителя, по имени Хамор. Когда Дина, дочь Яакова, пошла посмотреть на местных девушек, сын Хамора — Шхем, похитил и изнасиловал ее.

Абарбанэль объясняет, что каждая из деталей, упомянутых Торой, в результате, послужила причиной происшедшего с Диной.

Поскольку Яаков раскинул шатер в окрестностях города, а не вдали от него, он оказался на землях Хамора. Когда Яакову сообщили, что Хамор недоволен тем, что Яаков пользуется его землей, Яаков предложил купить ее. Из-за почтенного возраста Хамора, он не мог заниматься переговорами о продаже поля самостоятельно, поэтому он послал для этой цели своих сыновей, среди которых был и Шхем. Шхем, увидев Дину в стане Яакова возжелал и, когда ему предоставился подходящий случай, похитил ее.

Близость города Шхема к стану Яакова объясняет также желание Дины пойти посмотреть на местных девушек. Будучи единственной дочерью, ей хотелось компании своих сверстниц. Если бы Яаков остановился вдалеке от города, то Дина, в силу своей скромности, не решилась бы на дальнее путешествие в Шхем.

Абарбанэль также спорит на комментарий Раши, который говорит, что выход Дины в Шхем был отрицательным поступком, и говорит, что из сказанного в Торе мы видим иначе. Тора говорит, что Дина вышла «посмотреть на дочерей города», то, что Тора говорит именно о «дочерях», а не, о «жителях» города в общем, свидетельствует о скромности Дины. Дина не пошла посмотреть на парней, а искала именно женской компании, что вполне соответствует рамкам скромности, подобающей дочери Яакова.