О пряже

В парашат Ваякель рассказывается об участии женщин в изготовлении Мишкана. Тора рассказывает, что женщины пряли лен и шерсть для покрытия Мишкана. Овечья шерсть, использованная в Мишкане, была окрашена в синий, пурпурный и алый цвета, а козья шерсть была неокрашенной. Тора говорит о пряже льна и всех видов овечьей шерсти в одном псуке, а рассказ о козьей выносит в другой.

Непонятно, почему рассказ о приношении пряжи козьей шерсти был вынесен в отдельный пасук.

Гемара (שבת עד ב) объясняет, что женщины пряли козью шерсть прямо с коз. Поскольку такое особенное мастерство заслуживает особого упоминания, Тора говорит о пряже козьей шерсти отдельно. Это объяснение Гемары приводит Раши в своем комментарии.

Необходимо выяснить, в чем преимущество пряжи изготовленной именно таким образом.

Сфорно говорит, что в пряжа, спряденная из шерсти, которая еще не была отделена от козы, обладает особым блеском. Объясняя причину этого, Сфорно говорит, что вещи неодушевленные теряют часть своих достоинств, когда их отделяют от источника, породившего их. Шерсть, состриженная с козы, не так качественна как шерсть, которая еще не потеряла связь с тем, что ее породило. Чтобы сделать пряжу наиболее ценной необходимо прясть ее пока шерсть еще находится на козе.

Необходимо добавить, что овечья шерсть, сама по себе, не ценилась наряду с козьей. Мы видим, что в отличие от козьей шерсти и льна, неокрашенная овечья шерсть не использовалась в строительстве Мишкана. Это обусловлено тем, что, только будучи окрашенной, овечья шерсть приобретала ценность. Поскольку вся ценность овечьей шерсти была в ее цвете, качество пряжи не имело особого значения.

Помимо этого, необходимо принять во-внимание, что невозможно окрасить шерсть, пока она еще на овце. Поскольку пряли уже окрашенную шерсть, то прясть ее на овце не представлялось возможным.

Рав Яаков Шапира, рош-ешиват «Мерказ Арав», дал другое объяснение тому, почему нужно было прясть козью шерсть прямо с коз. Как известно, творения Всевышнего делятся на ступени: некоторые относятся к неодушевленному миру, некоторые — к миру растений, миру животных и миру людей. Чем выше категория приношение, тем более ценным оно является. Женщины хотели сделать так, чтобы их приношение относилось к животному миру, а не к миру неодушевленных предметов, поэтому они пряли шерсть прямо с коз.

О зеркалах

В парашат Ваякэль (לח ח) Тора рассказывает, что киор (умывальник)и его основание, были сделан из медных зеркал женщин, собиравшихся на входе в шатер собрания. Киор — это медный сосуд, содержавший воду, которой коэны, служившие в Мишкане, омывали ноги и руки. Медь, использовавшаяся для изготовления киора была получена после переплавки медных зеркал, которые пожертвовали для этой цели женщины.

Мидраш (תנחומה פקודי ט, במדבר רבה ט יד), который приводит Раши говорит, что Моше не хотел принимать пожертвованные зеркала. Женщины пользуются зеркалами для того, чтобы соблазнять для своих мужей, поэтому не подобает использовать их для строительства Мишкана. Мидраш говорит, что Всевышний повелел Моше принять зеркала, поскольку они помогли женщинам приумножить еврейский народ. В Египте, из-за тяжелой работы, возложенной на мужчин, только стараниями женщин еврейский народ смог стать многочисленным.

Говоря о собрании женщин на входе в шатер собрания, Тора использует слово, которое обозначает также «воинство». Мидраш связывает пожертвование зеркал, с воинствами, которое родили еврейские женщины в Египте.

Раби Авраам ибн Эзра объясняет этот пасук по другому. Женщины, собиравшиеся на входе в шатер собрания делали это чтобы молиться и слушать слова Торы. Поскольку женщины решили отдалиться от материального, они не видели необходимости уделять излишние внимание своей внешности и зеркала стали им не нужны. Ненужные больше зеркала они решили пожертвовать на строительство Мишкана.

Интересно обратить внимание на то, что, по мнению Раши, женщины отдали на строительство Мишкана вещь, которая была им очень дорога. По мнению ибн Эзры, однако, женщины пожертвовали то, что им больше не было нужно. Очевидно, что ценность пожертвования должна измеряться тем, насколько пожертвованная вещь дорога ее хозяину. По мнению ибн Эзры, получается, что пожертвование женщин не было особенно ценным, поэтому непонятно, почему оно ставится им в заслугу.

Чтобы объяснить мнение ибн Эзры необходимо понять, почему, в наших глазах, ценность пожертвования зависит от того, насколько оно дорого принесшему его.

На самом деле, ценность пожертвования зависит от чистоты намерений того, кто его принес. Поскольку мы не можем оценить происходящее в сердце другого человека, мы полагаемся, в этом, на внешние признаки. Мы считаем, что если человеку дорога какая-то вещь, то расстаться с ней его может побудить только забота о том, кому он эту вещь передает. Если человек дает что-то, для него, очень ценное, на строительство Мишкана, то, очевидно, что ему очень важен Мишкан.

Такая оценка намерений человека оставляет место для ошибки. С другой стороны, если мы знаем, что человеку важно то, на что он жертвует, то даже вещь, которая ему не очень ценна, будет пожертвована им с чистым сердцем.

Женщинам, собиравшиеся на входе в шатер собрания, Мишкан был очень важен, поэтому мы можем быть абсолютно уверены в том, что пожертвованные ими зеркала были принесены ими с самыми чистыми намерениями.