Бездельник на кладбище

Как-то один бездельник увидел царскую дочь выходящую из бань и, глубоко вздохнув, сказал: «Ах если бы она стала моей и мог я делать с ней все, что пожелаю». И ответила ему царская дочь и сказала: «Это сможет произойти только на кладбище, а не здесь». Услышав ее слова обрадовался бездельник, поскольку решил, что повелела он ему идти на кладбище и ждать ее прихода, чтобы смог он там сделать с ней все, что захочет. На самом же деле, она имела ввиду совсем другое, она лишь хотела сказать ему, что только на кладбище станут равны велик и мал, стар и млад. Только кладбище уравняет почтенного и презренного и только там станут все равны, а не при жизни, поскольку при жизни невозможно, чтобы простолюдин даже приблизился к царской дочери.

И пошел человек этот на кладбище и сел там и погрузился в мысли о царской дочери и стал беспрерывно думать об облике ее. И из-за силы страсти его перестал он обращать внимание на ощущения своего тела и все мысли его были направлены только на образ этой женщины и на красоту ее. И днем и ночью сидел он на кладбище и ел, пил и спал он там, поскольку думал, что со дня на день придет к нему царская дочь. И так провел он на кладбище многие дни.

И поскольку все это время он был отвлечен от ощущений своего тела из-за того, что мысли его были постоянно связаны лишь с одной вещью, а также из-за того, что сидел он там один и из-за всепоглощающей силы его страсти, душа его вырвалась из оков чувств и пришла в единение с истинами. Настолько глубоким стало единение это, что все, постигаемое чувствами оставила душа его и даже мысли о женщине и в, конце концов, достигла она состояния единства с Всевышним, благословен Он. И не прошло много дней прежде чем избавилась душа его от всего, связанного с чувствами и возжелала единства с Б-жественным разумом.

И стал этот человек настоящему служителем Всевышнего и превратился в святого Б-жьего человека. И молитвы его принимались благосклонно и все благословения, которые он давал путникам, проходящим там, сбывались. И торговцы и всадники и пешие путники, проходящие там, все сворачивали с пути, чтобы получить его благословение и так имя его стало известно повсюду.

(Раби Элияу ди Видас «Решит Хохма» (Врата любви, гл. 4), от имени раби Ицхака из Акко)

Рэб Нафтоли из Ропшиц

Рэб Нафтоли из Ропшиц был учеником «Ноам Элимелех», а позднее Провидца из Люблина.

Рэб Нафтоли сказал как-то:

Есть хасидские цадики, которые молятся каждое утро, чтобы все, нуждающиеся в их молитвах, смогли найти их. А я, ребе из Ропшиц, молюсь каждое утро, чтобы все нуждающиеся смогли найти помощь не выходя из дома. Я молюсь, чтобы люди не приходили ко мне и не думали, что мои молитвы смогли помочь им.


 

Как-то прогуливаясь по окраинам своего города поздно вечером, рэб Нафтоли встретил сторожа. Богачи в Ропшицах жили на отшибе и нанимали сторожей охранять свои усадьбы по-ночам. Такого сторожа и повстречал рэб Нафтоли.

— Кому ты служишь? — спросил сторожа рэб Нафтоли.

— А кому служите вы, ребе? — ответил сторож.

Ребе остановился, словно громом пораженный. Прошло некоторое время, прежде чем он снова обрел дар речи и смог ответить: «Пока что, я не служу никому.» Ребе и сторож постояли немного вместе, пока ребе не спросил: «Хочешь пойти ко мне в слуги?»

— А что мне нужно будет делать? — спросил сторож

— Напоминать мне, — сказал ребе.

Об уверенности в будущем

Как-то привели к раби Элияу Реголеру девушку, которая решила креститься, Рахмана лицлан. Разговаривая с ней, поинтересовался раби Элияу, почему она решилась на такой страшный поступок?

Девушка рассказала, что, несмотря на то, что отец ее зарабатывает не хуже других, он боится потерять все в любой момент. Как и все евреи того времени, он живет в постоянном страхе погромов и антисемитской политики царя. Отец ее не видит в этом мире никакого блага.

Мало того, что этот мир не сулит ее отцу ничего хорошего, он может, в любой момент, потерять и будущий мир. Еврей должен постоянно работать над собой, нет момента, в который он мог бы почить на лаврах. Служение Всевышнему — это постоянная работа, поэтому отец ее не может быть уверен и в своей доле в будущем мире.

Посмотрим теперь на то как живет сосед девушки — нееврей. В этом мире ему мало что угрожает, поэтому он может быть доволен своей жизнью. Что касается будущего мира, то в церкви ему говорят, что все грехи его будут прощены, поэтому он уверен и в том, что удостоится будущего мира.

Ответил ей рэб Элияу и рассказал ей следующее.

Когда Всевышний отдал этот мир Эйсаву, а будущий — Яакову, Эйсав остался недоволен. Он утверждал, что любые страдания, которые постигнут Яакова в этом мире не будут рассматриваться им как таковые. Яаков знает, что награда, ожидающая его в будущем мире затмит всё плохое, что произойдет с ним в этом. Неприятности в этом мире не будут доставлять Яакову неудобства, поскольку он уверен в награде, ожидающей его в будущем.

С другой стороны, Эйсав понимает, что этот мир — вещь проходящая, и, несмотря на то, что сейчас ему хорошо, в будущем мире его ничего не ожидает. Получается, что жизнь Эйсава в этом мире будет омрачена знанием о том, что будущий мир ему не принадлежит. Все это, утверждал Эйсав, идет в разрез с правосудием Всевышнего.

Всевышний увидел правду в претензии Эйсава и сделал так, что, живя в этом мире, Яаков не сможет быть уверен в своей доле в мире будущем. Поскольку награда Яакова в будущем мире не будет для него очевидной, несправедливость этого мира будет причинять ему страдания. Эйсав, с другой стороны, будет уверен, что будущий мир принадлежит ему, чтобы он смог полностью насладиться проходящими удовольствиями этого мира.

Имрей Эмес и иностранные языки

Пришел как-то к Имрей Эмес хасид и сказал ему, что хочет послать своего сына в гимназию, чтобы научить его польскому языку.

Имрей Эмес поинтересовался, почему сыну хасида недостаточно только идиша.

«Понимаете Ребе, я слава Б-гу, человек состоятельный и мне часто приходится вести дела с поляками. Польского я не знаю, поэтому, чтобы вести переговоры мне приходится нанимать переводчика. Когда, через сто двадцать лет, мой сын унаследует мою компанию, я хочу чтобы он смог вести переговоры самостоятельно,» — объяснил хасид.

Имрей Эмес поинтересовался, сколько стоит нанять переводчика.

«Пять злотых в день,» — ответил хасид.

«Рэб Йид!» — сказал Имрей Эмес: «Посмотри на твоего переводчика и подумай, откуда он взялся. Твой переводчик был хорошим еврейским мальчиком, который учился в хейдере. В один прекрасный день его отец решил послать сына в гимназию. Мы знаем, что отец его был человеком состоятельным, поскольку только состоятельный человек мог позволить себе платить за обучение в гимназии. В гимназии парень испортился, перестал соблюдать заповеди и почитать родителей, за что отец выгнал его из дома. Теперь, оставшись без поддержки родителей, парню приходится подрабатывать переводчиком и жить на гроши.

Разве этого ты хочешь для своего сына? Послушай меня, оставь сына в ешиве, он, с Б-жьей помошью, выростет хорошим евреем и станет тебе достойным преемником. А пять злотых в день — это мелочь, которой стоит пожертвовать ради воспитания детей!»

Сторож

Однажды знатный вельможа купил редкостного скакуна. Опасаясь кражи, вельможа держал коня под замком и приставил к нему сторожей, которые день и ночь следили за конюшней.

Как-то ночью вельможа проснулся в холодном поту и решил проверить, не украден ли его любимец. Подойдя к конюшне, он увидел, к своей радости, что всё спокойно и сторож стоит на страже. Вельможа поприветствовал сторожа и заметил, что тот погружен в глубокое размышление. В ответ на вопрос, о чем он думает, сторож ответил, что его занимает вопрос о том, куда девается дерево из дырки, которую оставляет гвоздь. Удовлетворенный тем, что сторож не заснул вельможа вернулся в постель.

Сон вельможи оказался кратким, снова его разбудили мысли о сохранности своего скакуна. Опять вельможа проделал путь до конюшни и опять нашел сторожа погруженным в свои мысли. На этот раз сторож думал о том, куда девается тесто, когда выпекают хлеб. Успокоенный тем, что сторож находится на месте, вельможа снова пошел спать.

Однако в эту ночь сон не шел к вельможе. Ворочаясь с бока на бок вельможа думал о своем коне и конокрадах, которые, может быть даже в этот самый момент, пытаются украсть его. В конце концов вельможа не выдержал и снова отправился к конюшне. Сторож, и на этот раз был погружен в думу. На вопрос вельможи, сторож ответил, что он думает о том, как это возможно, что вот есть дверь запертая на замок, вот есть сторож, который стоит на страже, так куда же мог подеваться скакун, которого они охраняют?!

Рассказывая эту историю, раби Буним из Пшисхи говорил о том, что иногда человек совершает проступок совершенно неожиданно для самого себя. С удивлением человек понимает, что упустил из вида самое главное. Все усилия его, были направлены на вещи тривиальные, а центральная проблема осталась без внимания.

Рассеянный

Раби Ханох из Александра рассказывал историю о рассеянном человеке.

Утренний гардероб был для него сущим мучением, поскольку рассеянный человек не мог вспомнить, куда он положил одежду перед сном. Только после длительных поисков, перерыв всю комнату ему удавалось, наконец, одеться. Человек настолько страдал от своей рассеянности, что каждую ночь он боялся пойти спать, опасаясь, что утром он снова не сможет найти свою одежду.

Измученный таким положением дел, рассеянный человек, после долгих размышлений, нашел решение своей проблемы. Он решил, что каждый вечер, раздеваясь он будет записывать куда он положил каждый предмет гардероба, таким образом проснувшись утром, он сможет, с помощью списка, легко найти всё необходимое.

В тот же вечер, рассеянный человек, составил список и, со спокойным сердцем, пошел спать. Проснувшись утром, человек, пользуясь списком, без всякого труда смог найти всю свою одежду. Рассеянный человек был несказанно рад, его план увенчался успехом!

Вдруг, однако, его радость испарилась и ее место заняла глубокая озабоченность. Снова и снова рассеянный человек морщил лоб, мучительно пытаясь вспомнить что-то. Еще раз и еще раз он обходил свой дом в поисках чего-то, но тщетны были его поиски.

В отчаянии, он воскликнул: «Я нашел всё, кроме самого главного! Я забыл, где же я сам!»

Раби Ханох говорил, что мы подобны этому человеку. Мы тратим наше время на поиск вещей второстепенных, забывая о главном.

Человек тратит много сил и времени, пытаясь упорядочить материальные аспекты своего существования. Материальное благосостояние ничего не стоит, если в погоне за ним человек теряет самого себя.

Благословение или проклятие?

Как-то спросили раби Бунима из Пшисхи: «Разве является проклятие змея наказанием? Сказав, что змей будет питаться землей, Всевышний дал ему возможность найти еду где угодно и теперь змею не нужно боятся умереть от голода. Получается, что это не проклятие, а благословение!»

Раби Буним ответил:

«Создатель проклял Адама тем, что ему придется добывать хлеб в поте лица. Если у человека не будет хлеба, то он сможет попросить пропитание у Б-га.

Проклятие Хаву состояло в том, что она будет рожать детей в страданиях. Если у женщины тяжелые роды, она может помолится Б-гу, чтобы Он облегчил ее страдания.

То, что и мужчина и женщина могут попросить у Б-га облегчить их проклятие показывает, что Б-г не отвернулся от них. Несмотря на проклятие, у человека осталась возможность приблизится к Всевышнему.

Проклятие змея состоит в том, что у него есть всё необходимое, ему никогда не нужно просить чего-либо у Б-га. Не нуждаясь ни в чем, змей, источник всего зла, никогда не сможет найти путь к Всевышнему.

Иногда злодеи, подобно змею, получают больше, чем им может понадобиться, чтобы дорога возвращения к Всевышнему стала для них невыносимо тяжела,» — закончил раби Буним из Пшисхи.

Праведник в аду

Рассказывают, что после того, как раби Мойше Лейб из Сасова умер, с ним произошло следующее.

Раби Мойше Лейб сказал себе: «Вот я и умер. Если я умер, значит я не могу больше исполнять заповеди, но не могу же я сидеть сложа руки. Я должен найти какой-то способ исполнять волю Всевышнего. Что же я могу сделать?»

Поразмыслив некоторое время раби Мойше Лейб решил, что, вне всяких сомнений, Всевышний хочет взыскать с него за бесчисленные прегрешения, совершенные им при жизни. Придя к такому выводу он немедленно отправился в гееном (ад).

Небесная ешива была в замешательстве, ведь не подобает цадику (праведнику) находится в аду. В результате, Сатáну пришлось погасить адский огонь на все время, пока раби из Сасова остается в гееноме. Однако, что же делать с грешниками? Нельзя же закрывать ад навечно, только потому, что один упрямый цадик, решил там поселиться.

В конце концов Сатан обратился к раби Мойше Лейбу и, объяснив ситуацию, попросил его незамедлительно перейти в Ган Эден (рай), где ему и место. Услышав, что муки грешников были прекращены из-за него раби из Сасова тут же потребовал освободить их, иначе никуда он из геенома не двинется. «Я всю свою жизнь занимался пидьон швуим (выкупом заключенных), поэтому и после смерти я не могу оставить всех этих несчастных страдать в неволе!» — сказал цадик.

Рассказывают, что даже после смерти, раби Мойше Лейб из Сасова мог добиться своего.

Рамбан и вероотступник

В Йом Кипур, Рамбану повстречался его бывший ученик, отошедший от иудаизма. Ученика звали Авнер и он был преисполнен ненависти ко всему, что было дорого для его бывшего учителя. Рамбан, поприветствовав Авнера, поинтересовался у него, что именно подтолкнуло его стать вероотступником?

В ответ Авнер спросил, помнит ли Рамбан как в одной из драшот (бесед) он сказал, что все созданное Всевышним и все заповеди Торы, упомянуты, в той или иной форме, в парашат Аазину? «Именно это абсурдное утверждение и подтолкнули меня отойти от Торы», — сказал Авнер. Если Рамбан уверен в истинности своих, совершенно очевидно, ошибочных слов, то и всё, чему он учит, должно быть настолько же ошибочно.

Рамбан сказал, что он не отказывается от своих слов и готов доказать свою правоту. Авнер, рассерженный упрямством своего бывшего учителя, потребовал у него показать где он, Авнер, упомянут в Аазину. Рамбан немедленно привел следующий пасук (לב כו):

אמרתי אפאיהם אשביתה מאנוש זכרם:
Сказал Я: Откажусь от них, сделаю так, что людская память о них пропадет.

Третьи буквы каждого слова образуют «р. Авнер».

Авнера как громом поразило. Внезапно он понял, что совершил роковую ошибку. В отчаянье он начал молить Рамбана показать ему путь возвращения к Всевышнему.

Рамбан указал Авнеру на пасук, содержащий его имя, и сказал, что в этом самом псуке и лежит путь искупления его греха. После окончания праздника раскаявшийся Авнер сел на первый попавшийся корабль и исчез из людской памяти.

Всевышний говорит нам (שהש» ר ה, ג): «Дети мои, откройте мне дверь раскаяния размером с игольное острие и я открою вам двери, в которые с легкостью смогут проехать телеги и экипажи!»

Уровень нашего поколения несравнимо ниже поколения Рамбана и наши прегрешения не настолько серьезны как вероотступничество его ученика. Чтобы открыть дверь раскаяния, Авнеру пришлось оставить всё и раствориться в тумане. От нас этого, слава Б-гу, не требуется.

Тшува на самое легкое из прегрешений, в самой легкой его форме — это тоже тшува, в ответ на которую Всевышний обещает открыть нам врата раскаяния.

Несостоявшийся шидух

Рав Йешаяу Пик продолжал игнорировать посетителя, полностью погрузившись в чтение письма. Посетитель, парнас (один из состоятельных руководителей еврейской общины) близлежащего города, был несколько озадачен таким поведением рава. Помимо того, что Рав Йешаяу обычно очень интересовался положением дел в соседних городах, посетитель и рав были давними знакомыми. Очевидно, что письмо содержало что-то очень важное.

Через несколько минут рав Пик оторвался на секунду от письма, только для того, чтобы извинится перед посетителем и сообщить ему, что их беседу придется отложить. Рав объяснил, что автор письма, молодой аврех по имени Мешулам Игра, пишет настолько глубокие вещи, что для того, чтобы он смог их понять ему необходимо уделять им всё свое внимание.

Когда парнас охнул и упал в обморок, пришла очередь рава удивляться поведению посетителя.

Прийдя в себя, парнас рассказал следующее.

Уже в возрасте восьми лет раби Мешулам Игра был известен своими удивительными способностями в изучении Торы. Родители раби Мешулама жили очень бедно, но очень гордились достижениями сына.

В те времена было принято было женить детей очень рано и шидух Мешулама не был исключением. В возрасте двенадцати лет Мешулам готовился стать женихом дочери парнаса. Свадьбу планировали сыграть через год, после того как Мешуламу исполнится тринадцать. Будущий тесть не пожалел средств на трапезу по поводу обручения, на которую были приглашены все важные люди округи.

Мешулам сидел за праздничным столом и пытался скрыть, насколько он поражен роскошью трапезы. Виновнику торжества принесли чашечку кофе, сливочницу с молоком и несколько кубиков сахара. Мешулам, который никогда не видел ни кофе, ни сахара и не особо представлял себе требования этикета в такой ситуации, решил действовать согласно сказанному в Гемаре.

Гемара говорит, что еда предшествует питью, поэтому сначала Мешулам сгрыз весь сахар. Закончив с сахаром, он перешел к кофе и молоку. Поскольку Гемара говорит, что вечер предшествует дню, то сначала он выпил всё кофе, а затем — всё молоко.

Увидев поведение Мешулама, будущая невеста, вся в слезах, убежала к матери. Услышав, что жених ведет себя за столом как дикарь, мать тоже разразилась плачем. Никакие уговоры отца не могли утешить дочь.

— Но ведь он же просто ходячая сефер Тора, — пытался урезонить жену и дочь парнас.
Сефер Торе место в синагоге, в арон акодеш, а не в моем доме, — заявила заплаканная дочь.

Шидух пришлось отменить.

Услышав рассказ парнаса, рав Йешаяу Пик вздохнул и сказал, что в данной ситуации он может посоветовать только одно: «Уважаемый, падайте в обморок еще раз!»