Об Аристотеле

Звезды

Обратил внимание на интересную вещь в «Морэ Невухим».

Во второй части книги, Рамбам оспаривает мнение Аристотеля об извечном существовании мира. Рамбам говорит там о невозможности привести неоспоримое (аподиктическое) доказательство как в сторону извечности, так и сотворенности мира. Что же делать в таком случае, как выяснить, какое мнение является истинным? Рамбам, цитируя Александра из Афродизии говорит, что в таком случае следует сопоставить соображения обоих сторон и выяснить какие из них являются менее проблематичными.

В отношении Аристотеля, Рамбам говорит, что, если бы тот столкнулся с существованием фактов противоречащих его взглядам на движение небесных сфер, то он бы приложил все силы, чтобы опровергнуть их. Причина этого в том, что существование эксцентрических небесных сфер поставило бы под удар мнение Аристотеля о предвечности мира. Другими словами, вместо того, чтобы признать поражение и перестроить свое мировоззрение, Аристотель был бы готов закрыть глаза не очевидное.

По правде говоря, он (Аристотель) не постиг его (эксцентричность движения солнца, относительно земли) и никогда не слышал о нем, поскольку математика (одной из областей которой считалась астрономия) не достигла в дни его совершенства. Если бы он слышал об эксцентричности (движения небесных тел) он бы опровергал ее всеми силами, поскольку если бы она была верна в его глазах, он оказался бы в большой путанице относительно всего того, что предположил в этой области.
(«Морэ Невухим», 2, 24)

С другой стороны, говоря о том, что было бы, если бы было приведено неоспоримое доказательство против Торы и в пользу Аристотеля, Рамбам говорит, что место мировоззрения Торы заняло бы другое.

Из-за этого мы воздерживаемся от этого мнения. И поэтому прошли дни жизни достойных (философов) и еще пройдут в исследовании этого вопроса. Что если бы был доказано сотворение мира доказательством неоспоримым и даже в соответствии с мнением Платона стало бы бессмысленным все, чем философы атакуют нас. Подобным образом если бы была у них возможность привести неосопоримое доказательство извечности (мира) в соответствии с мнением Аристотеля, вся Тора потеряла бы смысл, и ее место заняли бы другие мнения.
(«Морэ Невухим», 2, 25)

На мой взгляд, это является яркой иллюстрацией пессимистического отношения Рамбама к искренности стремления философов к истине. Если даже величайший из философов, чье мнение о строении подлунного мира Рамбам называет неоспоримо верным, не смог бы честно признать поражение, что говорить об остальных. С другой стороны, то, что касается людей религиозных, придерживающихся Торы, то у Рамбама нет сомнений, что неопровержимое доказательство ошибочности их мнений, заставило бы их полностью пересмотреть свои взгляды.

Возможно следует различать между фактами, которые может быть можно объяснить по-разному и неоспоримыми доказательствами, но мне кажется, что Рамбам неспроста пустился в теоретические рассуждения о том, как поступил бы Аристотель.