О переводах Талмуда

Учить Талмуд тяжело по ряду причин. Основной из них, на мой взгляд, является отстутствие контекста. Даже поняв крайне непростой язык Талмуда, трудно до конца разобраться в причинах споров и логике аргументов.

Дело усложняется и тем, что на протяжении поколений, изучение Талмуда, по сути дела, является изучением комментариев к нему. Талмудисты пытаются разобраться в том, как понимают сказанное раби Йохананом Тосфо, а не в том, что именно имел ввиду первый. Причина, опять таки, заключается в отстутствии контекста. Обладая гораздо большими познаниями о средневековых комментаторах Талмуда, мы имеем больше шансов разобраться в их словах.

Изучением Талмуда не занимаются просто так. Талмуд учат или как исполнение религиозного предписания, или как предмет исследования.

Как же тогда можно преодолеть это препятствие? В традиционном обществе Талмуд начинают учить в достаточно юном возрасте. Благодаря этому, в момент интеллектуального созревания человек обладает неплохим пониманием талмудического образа мысли и мировоззрения. Это дает ощущение комфорта в мире Талмуда.

Людям, начавшим изучать Талмуд в зрелом возрасте приходится наверстывать упущенное тяжелым трудом. Не все готовы прикладывать немалые усилия, необходимые для этого. Побудить человека прикладывать такие усилия может лишь ощущение насущной необходимости этого.

Изучением Талмуда не занимаются просто так. Талмуд учат или как исполнение религиозного предписания, или как предмет исследования. Никто не почитывает Талмуд на досуге. Сказанное справедливо и в отношении Агадических отрывков Талмуда, не содержащих сложных Галахических дискурсов.

Помимо всего вышесказанного, изучение Талмуда может иметь достаточно широкий спектр целей. Изначально, Талмуд изучался как источник для формирования Галахи. Однако, с течением времени, галахическая литература разраслась и стала отдельной областью исследования, которая, в некотором смысле потеряла непосредственную связь с Талмудом.

В ешивах литовского направления во-главу угла ставится анализ логики мудрецов и комментаторов Талмуда. Конечный вывод нередко менее важен, чем соображения, которые привели к нему.

Помимо этого, Талмуд можно изучать как и любой текст. Изучать его грамматическое построение, повседневную жизнь, отраженную в нем. Такое изучение мета-талмудических тем распространено в ученой среде.

Перевод, как известно, является толкованием, а не буквальным пересказом. Цели и способ изучения Талмуда, таким образом, будут диктовать и расстановку акцентов в толковании его текста.

Язык Талмуда является лишь одним из второстепенных факторов, затрудняющих его изучение. Понимание буквального смысла сказанного является лишь первой ступенью в понимании Талмуда. Целесообразность перевода Талмуда, таким образом, напрямую зависит от целевой аудитории и целей, которых требуется достичь посредством перевода.