О богобоязненности

Одним из вопросов, возникающих при изучении главы Ваера, является вопрос о праведности Авимелеха. Авимелех был царем Грара, места, куда пришел Авраам после разрушения Сдома. С одной стороны, Авраам говорит о Граре, как о месте, в котором нету богобоязненности. Именно из-за отсутствия богобоязненности Авраам опасался быть убитым ради его жены — Сары. Такая оценка Авраамом Грара плохо говорит об Авимелехе как местном царе. С другой стороны, Всевышний явился Авимелеху во сне, чтобы отдалить его от греха, что может свидетельствовать о его праведности.

Интересное решение данной проблемы мы можем найти в комментарии Мальбима.

Мальбим говорит о Граре как о месте, населенном философами, которые установили там справедливые законы и порядки. Жители Грара, во главе с Авимелехом, неустанно работали над собой для того, чтобы достичь идеала, диктуемого разумом. Грар был местом мира и справедливости, где разум правил всем.

Такое идиллическое царство разума увидел и Авраам. Почему же тогда Авраам опасался быть убитым в этом государстве философов?

Авраам понимал, что невозможно полагаться на то, что разум будет всегда побеждать в борьбе со страстями. Нельзя быть уверенным, что в час, когда в человеке разгорится страсть по отношению к красивой женщине и вокруг не будет свидетелей, разум превозможет низменные порывы. Более того, разум вполне способен привести рациональные доказательства тому, что необходимо грабить, убивать и прелюбодействовать. Есть только одна черта характера, которая может удержать человека от следования его низменным инстинктам — это страх. Страх перед чем-то внешним, по отношению к человеку, одним из проявлений которого является богобоязненность.

Человек преисполненный трепетом перед Царем царей, перед Которым нету ничего сокрытого, Видящим все его действия и мысли, не сможет дать волю своему дурному началу. Не случайно сказано в Мишлей (15, 33): «Боязнь Б-га — наставление мудрости» и (1, 7) «Боязнь Б-га — начало разума». Без ограничения извне, один только человеческий разум не может быть залогом праведного поведения.

Именно это и сказал Авраам Авимелеху. Авраам увидел, что граждане Грара разумны и уравновешены, они следуют справедливым законам и, на первый взгляд, не имеют никаких недостатков. Один только изъян нашел Авраам — отсутствие богобоязненности. Однако из-за одного этого он уже не мог полагаться на то, что не будет убит кем-то, охваченным порывом страсти к Саре. Поскольку один только разум без богобоязненности не сможет выстоять перед порывом страсти.

Об абсолютной монархии

В начале мегилат Эстер рассказывается о пире, устроенном Ахашверошем и происшествии, приведшем к казни царицы Вашти. Мальбим, в своем комментарии, задается вопросом, почему эти события были включены в мегилат Эстер?

На первый взгляд события, предшествующие рассказу о Мордехае и Эстер, не имеют прямого отношения к чуду, произошедшему с еврейским народом. Зачем нам необходимо знать, какой пир устроил Ахашверош и почему Вашти была казнена? Вполне достаточно было упомянуть, что царь хотел заполнить вакантное место царицы и, таким образом, Эстер оказалась в его дворце.

Мальбим объясняет, что события первой главы мегилат Эстер, являются ключом к пониманию произошедшего в последствии.

Пир и происшедшее не нем были задуманы Ахашверошем, как переломная точкой в его праве на престол. До пира, Ахашверош не был абсолютным монархом, а царствовал с согласия народа, которое, во многом, было обусловлено его браком с наследницей Навухаднецара — Вашти. Пир, устроенный Ахашверошем должен был утвердить его статус на престоле, как абсолютного монарха, не ограниченного никем и ничем. Казнь Вашти, хотя и непредвиденная, послужила, тем не менее, укреплению его абсолютного владычества над Вавилонским царством.

Только абсолютный монарх мог позволить себе:

  1. Собрать девиц с тем, чтобы выбрать из них наиболее подходящую

  2. Сделать царицей женщину без родословной, только на основании ее красоты

  3. Возвеличить одного из министров больше, чем других

  4. Издать указ об уничтожении целого народа

Именно это имеют ввиду Мудрецы, говоря: «Без первых писем, последние не смогли бы исполниться.» Если бы не абсурдный, на первый взгляд, указ Ахашвероша о том, что главой семьи является муж, то и указ, разрешающий евреям защищать свою жизнь, не мог бы быть разослан.

Указ, закрепляющий за мужем право первого голоса в семье был прецедентом, дающим царю право издавать указы, без первоначального согласования их с министрами. Более того указ этот был записан в конституцию Параса и Мадая, что, фактически, ставило Ахашвероша над законом. Все это закрепило за Ахашверошем статус абсолютного монарха, что, в последствии, стало основой спасения еврейского народа.