О “плане Б”

В последние лет 10-15 появилось очень много продуктов с кошерной сертификацией для Песаха. Даже в иерусалимском БаДаЦе, где раньше давали сертификат кошерности только на самое необходимое, решили следовать коньюнктуре рынка. В связи с этим все чаще стали раздаваться сетования по поводу отхода от традиционной пасхальной кухни. Особенно это можно услышать от хасидов (не хабадников). Пару лет назад ребецен из Бобова даже написала открытое письмо еврейским женщинам, в котором, насколько я помню, говорила о том, что из-за всего этого изобилия теряется особый дух Песаха.

Лично мне такие сентименты совсем не близки, однако есть в Песах некое ощущение, что можно получать особое удовольствие от вещей, которые в течение всего года мы считаем вторым сортом.

В течение года я не ем мацу, мне больше нравиться хлеб, однако в Песах я ем мацу с удовольствием. Я не сомневаюсь, что кто-то может объяснить это тем, что святость праздника, служит приправой, улучшающей вкус мацы. Я бы не стал с соглашаться с этим объяснением. Помимо того, что я не настолько “духовен”, я не вижу особой разницы между вкусом мацы в Песах и в другие дни года.

Скорее всего дело в том, что в течение года в быту мы не готовы ограничивать себя в нешем стремлении к лучшему. В Песах же, у нас появляется возможность получать удовольствие от того, что обычно мы не считаем самым лучшим. Ужасные пасхальные сервизы, которые нам подарили на свадьбу и которые жалко выбросить, вдруг не так уж страшны. Пасхальные блюда, которые никто не готовит в течение года, уже не кажутся такими уж второсортными.

Вполне возможно, что в этом смысле можно провести аналогию между Песах и Суккот, когда нам необходимо оставить свои дома и перейти в шалаш. Неделю в год, получая удовольствие от вещей, которые обычно являются для нас, в лучшем случае, приемлемой альтернативой, мы начинаем ощущать бессмысленность погони за материальным.

Структура Пасхальной Агады

На первый взгляд, структура Пасхальной Агады не очевидна. Для непосвященных Агада может представляться малопонятным набором мидрашей. На самом же деле, Пасхальная Агада состоит из нескольких отрывков, связанных общей идеей — рассказать о значимости освобождения из Египетского рабства.

Основной из этих отрывков — это ответ на вопрос одного из четырех сыновей. Агада подробно разбирает четыре псука из книги Дварим (כו ה-ח), из тех, которые должен был сказать человек, приносящий первые плоды урожая в Бейт Амикдаш.

Второй по важности отрывок, следующий за рассказом об освобождении из Египта, — это упоминание пасхальной жертвы, мацы и марора.

Вокруг двух этих тем, а именно: рассказе об освобождении из египетского рабства и заповедях Песаха, и строится Пасхальная Агада.

Давайте разберем Агаду поподробнее.

После того, как ведущий седера объявляет: «Магид», — начинается чтение Агады.

Введение в Агаду.

הָא לַחְמָא עַנְיָא / «Вот хлеб бедности нашей…»

Затем ведущий седера убирает блюдо с мацой со стола, чтобы побудить детей задавать вопросы.

Вопрос, который задают дети.

מַה נִּשְּׁתַּנָה / «Чем отличается эта ночь…»

Ответ на вопрос. В эту ночь мы ведем себя по-другому поскольку мы обязаны рассказывать о том, как Всевышний спас нас из египетского рабства.

עֲבָדִים הָיִינוּ / «Рабами были мы…»

וַאֲפִילוּ כֻּלָּנוּ חֲכָמִים / «И несмотря на то, что все мы мудрецы…»

מַעֲשֶׂה בְּרַבִּי אֱלִיעֶזֶר / «Случай с раби Эльазаром…»

אָמַר רַבִּי אֶלְעָזָר בֶּן עֲזַרְיָה / «Сказал раби Эльазар бен Азарья…»

Благодарность Всевышнему за наше освобождение.

בָּרוּךְ הַמָּקוֹם / «Благословен Всевышний…»

Агада говорит о заповеди рассказа об освобождении из Египта. Приводятся отрывки, в которых Тора обязала нас рассказывать о выходе из Египта.

כְּנֶגֶד אַרְבָּעָה בָנִים דִּבְּרָה תּוֹרָה / «Тора говорила о четырех сыновьях…»

Время исполнения заповеди рассказа о выходе из Египта.

יָכוֹל מֵרֹאשׁ חֹדֶשׁ / «Может быть надо рассказывать с начала месяца Нисан?»

Собственно начала рассказа об освобождении из египетского рабства. События, приведшие к освобождению. Как и предписано, вначале говориться о плохом, чтобы завершить хорошим.

מִתְּחִלָּה / «Вначале…»

Благодарность Всевышнему за исполнение обещания об освобождении, данного Аврааму.

בָּרוּךְ שׁוֹמֵר הַבְטָחָתוֹ לְיִשְׂרָאֵל / «Благословен, исполняющий обещания, данные еврейскому народу…»

Обещание Всевышнего спасает нас в каждом поколении, примером этому служит спасение Яакова из рук Лавана. Здесь приводится первый из четырех псуков, на которых строится рассказ о выходе из Египта. Псуки эти (דברים כו ה-ח) были частью того, что был обязан сказать человек, принося первые плоды урожая в Бейт Амикдаш.

וְהִיא שֶׁעָמְדָה / «Это то, что спасло…»

Объяснение первого псука.

וַיֵרֶד מִצְרַיְמָה / «И спустился в Египет…»

Второй пасук и его объяснение.

וַיָּרֵעוּ אֹתָנוּ הַמִּצְרִים / «И Египтяне причиняли нам зло…»

Третий пасук и его объяснение.

וַנִּצְעַק אֶל יְיָ / «И воззвали мы к Б-гу…»

Четвертый пасук и его объяснение. Объясняя этот пасук, Агада говорит о том, что Всевышний вывел нас из рабства сам, а также подробно разбирает наказания, посланные Всевышним на Египет.

וַיּוֹצִאֵנוּ יְיָ מִמִצְרַיִם / «И вывел нас Б-г из Египта…»

וְעָבַרְתִּי בְאֶרֶץ מִצְרַיִם / «И прошел Я по Египту…»

בְּיָד חֲזָקָה / «Рукой сильной…»

דָבָר אַחֵר / «Другое объяснение…»

רַבִּי יְהוּדָה / «Раби Еуда…»

רַבִּי יוֹסֵי הַגְּלִילִי אוֹמֵר / «Раби Йосей Аглили сказал…»

רַבִּי אֱלִיעֶזֶר אוֹמֵר / «Раби Элиэзер сказал…»

רַבִּי עֲקִיבֶא אוֹמֵר / «Раби Акива сказал…»

Благодарность Всевышнему за наше освобождение.

כַּמָּה מַעֲלוֹת טוֹבוֹת לַמָּקוֹם עָלֵינוּ / «Сколько добра сделал нам Всевышний!»

Упоминание пасхальной жертвы, мацы и марора.

רַבָּן גַּמְלִיאֵל הָיָה אוֹמֵר / «Рабан Гамлиэль говорил…»

פֶּסַח

מַצָּה

מָרוֹר

Объяснение обязанности рассказывать об освобождении из Египта.

בְּכָל דּוֹר וָדוֹר / «В каждом поколении…»

Восхваление Всевышнего за наше освобождение.

לְפִיכָךְ אֲנַחְנוּ חַיָּבִים לְהוֹדוֹת / «Поэтому мы обязаны благодарить…»

הַלְלוּיָהּ / «Восхвалите Б-га»

Благословение «который освободил нас» и второй бокал вина.

בָּרוּךְ אֲשֶׁר גְּאָלָנוּ

בָּרוּךְ בּוֹרֵא פְּרִי הַגָּפֶן.

На этом заканчивается Пасхальная Агада.

О заповедях Песах

Парашат Бо содержит заповеди праздника Песах. Абарбанэль объясняет то, на что указывают различные законы праздника.

Уничтожение квасного в канун Песаха выпадает на четырнадцатый день, что намекает на возраст тринадцати лет, до которого мужчина не несет ответственности за свои действия. После того, как мальчику исполняется тринадцать, он должен принять на себя исполнение заповедей и отдалиться от дурного начала.

Свеча, которой проверяют, не осталось-ли где-нибудь квасное, намекает на душу человека. Свеча эта должна помочь человеку преодолеть свое дурное начало. Нельзя искать квасное, с помощью факела, который может спалить весь дом, что намекает на опасность полного игнорирования материальных нужд человека. Нельзя также, чтобы свет был слишком слабым, таким, который не сможет осветить темные закоулки души.

Семь дней праздника Песах намекают на семь десятилетий жизни человека. Квасное — это дурное начало человека, как сказали мудрецы в Брахот (יז א). То, что Тора запрещает квасное все семь дней праздника указывает на то, что человек должен всю жизнь отдаляться от своего дурного начала и от его материальных желаний.

Жертва Песаха намекает на смерть. То, что Песах ели вместе с мацой и марором намекает на то, что, если человек оставить этот мир чистым от дурного начала и с горьким вкусом отдаления от материальных удовольствий, то он будет подобен приношению Всевышнему.

Из всего сказанного видно, что праздник Песах и связанные с ним заповеди намекают на жизнь человека и на то, как ему нужно прожить ее.