Еще о религиозности

В каждом человеке заложен инстинкт, подталкивающий его к поиску близости Всевышнего. Инстинкт этот, по своей природе, эгоцентричен и, поэтому, не распространяется на сферу взаимоотношений человека с окружающими. Человеку свойственно ставить свои религиозные стремления превыше своих обязанностей по отношению к другим людям.

Вред, который может принести слепое следование своей религиозности не ограничивается только в сферой взаимоотношений человека с ближним. Инстинкт религиозности может помешать также и в сфере взаимоотношений человека и Всевышнего.

Исполнение заповедей как проявление подчиненности Всевышнему чуждо для человека, ищущего удовлетворения своих желаний. Насыщение религиозного голода не требует исполнения заповедей во имя их самих. Для человека, управляемого инстинктом поиска близости Всевышнего, заповеди ценны только настолько, насколько они помогают ему чувствовать себя более духовным.

Рабейну Йона в комментарии к Авот (ג, יח) говорит, что, вместо того, чтобы воображать себя достигшим близости Всевышнего, человек должен сосредоточится на исполнении заповедей. Даже исполняя волю Творца, человек, будучи, по природе своей, далеким от совершенства, не может достигнуть настоящей близости Б-га самостоятельно. Чувство близости к Всевышнему не может служить индикатором того, насколько правильной дорогой идет человек.

Только Всевышний может приблизить к Себе человека и только Он решает кто этого достоин. Близости Всевышнего сможет удостоится только тот, кто, исполняя заповеди, не ищет удовлетворения своих нужд, а стремится исполнить волю Творца.

Талмид хахам и смерть

Мишна в трактате Брахот (כח, ב) говорит, что Раби Нехуния бен Акана говорил короткую молитву, когда выходил из бейт мидраша (дома учения) по окончанию учебы. Гемара приводит текст этой молитвы, который говорит примерно следующее:

Благодарю Тебя Б-г Всемогущий за то, что мой удел среди учащихся в бейт мидраше, а не среди тех, кто праздно проводит время сидя на улице… За то, что … я получаю награду за свой труд, а они не получают награду за свой труд. За то, что … я бегу к жизни в Будущем мире, а они бегут в могилу.

Рабейну Йона указывает на то, что молитва, казалось бы, повторяет одну и ту же мысль дважды. Будущий мир – это награда, поэтому только тот, кому полагается награда за его усилия сможет попасть в него. Бездельник, который не делает ничего, заслуживающего награды, не может надеяться на награду в Будущем мире.

В своем объяснении Рабейну Йона говорит, что молитва не повторяется, а бег, о котором она говорит – это бег времени.

Талмид хахам видит, что время, отведенное ему в этом мире, стремительно подходит к концу, он чувствует, что бежит на встречу своей собственной смерти. Осознавая, что он не вечен, изучающий Тору готовит себе «запасы в дорогу», чтобы удостоиться жизни в Будущем мире.

Рабейну Йона говорит, что те, кто проводят время без изучения Торы не чувствуют, что их жизнь когда-нибудь закончится. Бездельник не чувствует себя смертным, до тех пор пока смерть не застает его врасплох. Человек который не видит конца своему существованию не заботится о том, что ожидает его после смерти и не занимается тем, чтобы заготовить себе «запасы в дорогу».