О красоте и возрасте

Тора рассказывает, что сразу после разрушения Сдома и Аморы, Авраам вышел из Элоней Мамре и поселился в Негеве в месте, под названием Грар. Поскольку Авраам не знал ничего о характере людей живущих в Граре, он, как и ранее в Египте, сказал, что Сара — это его сестра. Авимелех, царствовавший там, приказал взять Сару к себе в жены. Саре, на этот момент, было девяносто лет.

Совершенно непонятно, почему Авимелех загорелся желанием взять девяностолетнюю старушку себе в жены? Даже если в молодости Сара была красавицей, то к старости красота ее увяла, о чем свидетельствуют ее же слова: «разве сможет немощная стать крепкой!?»

Абарбанэль объясняет, что обещав Саре сына, Всевышний вернул ей молодость, чтобы она смогла зачать и выносить его. Вновь обретенная молодость Сары и стала причиной того, что Авимелех захотел взять ее себе в жены. Все происшедшее было необходимо, чтобы показать Саре, что всё находится в руках Всевышнего. Если Всевышний пообещал ей сына, то даже «немощная станет крепкой».

Абарбанэль приводит также комментарий Рабейну Нисима, который говорит, что Авимелех захотел жениться на Саре, чтобы породнится с Авраамом. Внешность Сары не имела значения для Авимелеха, его стремлением было породнится с важным человеком — Авраамом.

Мудрец предпочтительней пророка

В начале парашат Шофтим Всевышний заповедует нам слушаться Мудрецов Торы в любом вопросе, касающемся ее соблюдения. Слова мудрецов имеют настолько большой вес, что мы обязаны следовать им даже если они противоречат словам пророка. Более того, даже если Мудрецы не смогут самостоятельно разрешить какой-либо вопрос, нельзя будет передавать решение его пророку.

Абарбанэль спрашивает, почему мудрец предпочтительней пророка? Тора была дарована через Моше Рабейну — величайшего из пророков, поэтому было бы подобающе разрешать вопросы, касающиеся ее соблюдения с помощью пророчества, а не с помощью человеческой мудрости.

Чтобы ответить на свой вопрос Абарбанэль приводит мнение рабейну Нисима из «Драшот Аран». Ран говорит три причины того, что Мудрецы предпочтительней пророков.

  1. Пророки не могли пророчествовать в любой момент, им нужно было подготавливать себя к пророчеству, поэтому могла быть возможность того, что вопрос не будет решен.

  2. Всевышний знал, что в еврейском народе будет время, когда пророчество прекратится, и если бы решение вопросов соблюдения Торы было передано пророкам, вопросы эти остались бы неразрешенными.

  3. Решение о том, кто является пророкам могло быть принято только мудрецами, поэтому, в любом случае, разрешение сомнений возложено на них.

Помимо ответа рабейну Нисима, Абарбанэль приводит еще пять причин от своего имени.

  1. Тора дана всему народу, а не только пророкам, поэтому понимание ее доступно человеческому разуму и без пророчества.

  2. Если бы разрешение сомнений было возложено на пророков, то люди могли бы ошибочно подумать, что Моше Рабейну не объяснил Тору как положено, и, что последующие пророки объяснили Тору лучше его. Также люди могли бы ошибиться и решить, что пророки не объясняют Тору, а добавляют к Торе вещи, которые там не написаны. Чтобы избежать сомнений в уровне пророчества Моше и в вечности Торы, Всевышний передал решение вопросов Мудрецам.

  3. Если бы пророк мог опротестовать решения Мудрецов, то люди стали бы сомневаться в их компетентности не только в тех вопросах, в которых мнение пророка отличалось бы от мнения Мудрецов, но и вообще. Поскольку почет Бейт Дина — это одна из основ Торы, то Всевышний дал их словам больший вес, чем словам пророка.

  4. Если бы последнее слово было за пророком, то Мудрецы не прилагали бы усилий к изучению Торы. Поскольку даже то, что будет ими выучено может быть опровергнуто, они стали бы сомневаться в своих решениях.

  5. Мудрецы, принимающие решения в вопросах Торы, удостаиваются пророческого духа от Всевышнего, поэтому у Мудрецов есть и мудрость и пророчество, а пророк может полагаться только на пророчество. Поскольку у Мудрецов есть пророческий дух, как и пророка, он не может противоречить им, несмотря на то, что по уровню, его пророчество может превосходить их.