Альтер Ребе и практическая Кабала

стручок гороха

На дороге в Лиозно, богатый еврей подобрал попутчика. Как принято у евреев, решили двое скоротать дорогу за ученой беседой. Попутчик оказался хорошим слушателем, и богач, считавший себя большим знатоком Торы, постепенно перевел беседу на тайное учение Торы — Каббалу.

В ходе разговора стала ясна и цель, с которой хозяин экипажа предпринял путешествие в Лиозно. «Видите ли, рэб йид,» — говорил богач, — «я постоянно слышу разговоры о местном раввине Шнеур-Залмане и о его, якобы, глубокой осведомленности о тайнах Торы. Ну вот я и решил проверить, а действительно ли он настолько учен, как о нем рассказывают. Вы ведь понимаете, люди многое рассказывают, вполне возможно, что он просто еще один невежда, который собрал вокруг себя толпу простофиль.»

Когда экипаж въехал в Ляды, попутчик вежливо прервал богача и попросил его исполнить одну его просьбу. Он рассказал ему, что, начав учить немного Кабалу, он, в одной из тайных книг, наткнулся на непонятный отрывок. Видя, что богач является большим знатоком тайного учения, ему хотелось бы узнать его мнение по поводу отрывка. Попутчик процитировал:

Вначале всего было великое смешение, и вот, под влиянием вод, был создан круг. Круг этот обрел три угла и благо появилось в середине его. И стало, что под влиянием единства воды и огня было создано нечто, и нечто это было хорошо.

Богач был озадачен. Он сказал попутчику, что, несмотря на то, что сам он не может объяснить таинственную формулу, он обязательно спросит о ней Альтер Ребе. Это, несомненно, послужит хорошей проверкой мудрости хасидского цадика. На этом и расстались, богач поехал к дому ребе, а попутчик пошел пешком по своим делам.

Визит богача у Альтер Ребе прошел на редкость удачно. Перед тем, как попрощаться с ребе, богач вспомнил об отрывке попутчика. Альтер Ребе выслушал отрывок и разразился смехом. В ответ на удивление богача, ребе объяснил ему, что его попутчиком его оказался ни кто иной как большой шутник по имени Шмуэль Мункис, который поведал ему процесс приготовления креплах (треугольные пельмени).

Сначало смешивают муку и воду и из получившегося теста делают круг. В середину круга кладут мясо и складывают из него треугольник, все это, в конце концов, кладут в кипящую на огне воду. И кто же может поспорить, что креплах — это хорошо.

Часто мы ведем себя как этот богач. Если завернуть любую глупость в немного мистики и заморочить нам голову длинными словами, наша способность мыслить критически куда-то исчезает. Только смотря на содержимое, а не на его оболочку, можно различить пельмени под прикрытием мистической формулы.

О ремесле Альтер Ребе и книгах Сабы из Слободки

Как-то раз Рэб Шмуэль Мункис залез на стену дома Альтер Ребе и устроился над его входом. Хасиды, которые уже попривыкли к выходкам Рэб Шмуэля, пытались не обращать на это внимания, но, под конец, даже их терпение лопнуло.

На требования объяснить свое скандальное поведение, Рэб Шмуэль ответил, что у каждого ремесленника над входом есть вывеска. У портного на вывеске нарисован костюм, у сапожника – сапоги, только у Альтер Ребе нету вывески. «Альтер Ребе – большой специалист по «починке» людей, поэтому кому как не мне быть вывеской над его входом,» – сказал Шмуэль Мункис.

Подобным образом высказался как-то Саба из Слободки. Саба был одним из гигантов мусара и по-праву считается одним из величайших раввинов своего поколения. На вопрос почему Саба не записывает свои сихот (беседы о мусаре) он ответил, что сихот эти записываются его учениками в их сердцах. «Ведь сразу заметно, что мои ученики отличаются, от учеников других ешив, поэтому мои ученики – это и есть мои книги,» – сказал Саба.

Для того, чтобы еврейский народ смог передать Тору последующим поколениям необходимы люди, которые смогут понять, то, что было передано им. Человек, который не живет тем, что он учит не сможет достичь глубокого понимания Торы и не сможет передать ее далее.